Ешь, будто тебе не все равно

Вступление

Для производства еды мы используем чудовищное количество животных. Согласно ООН, ради еды мы ежегодно убиваем более 57 миллиардов животных. Миллиард — это тысяча миллионов. И в это число не входят потребляемые нами рыбы и другие морские животные. Их число по самым заниженным оценкам составляет триллион. Это миллион миллионов.

Это совершенно невообразимый объем страданий и смерти.

Если вы похожи на большинство людей, тогда вам нравятся животные. На самом деле, вы даже можете считать себя «любительницей или любителем животных». Но в то же время вы, скорее всего, едите мясные, молочные, яичные и другие животные продукты.

Вы думали об этом и ощущали беспокойство. Вы догадываетесь, что процесс выращивания и убийства животных весьма жесток, но вы не уверены, как вам следует на это реагировать.

Будучи детьми, многие из нас приходили в ужас, когда узнавали о том, что мы едим животных — тех самых существ, которых мы любили, по крайней мере в абстрактном смысле. Ради нашего успокоения родители рассказывали нам разные сказки: якобы Бог хочет, чтобы мы ели животных; или что без продуктов животного происхождения мы будем слабыми и больными. И мы росли с чувством комфорта относительно поедания животных.

Взрослея, мы поддерживали свой моральный комфорт, убеждая себя при помощи множества отговорок, которые разбираются в этой книге. Их распространение и тот факт, что они на самом деле не кажутся нам убедительными, очевидно, говорят о том, что здесь что-то не так. И мы об этом знаем.

И тут же появляются люди, которые предлагают нам широкий выбор «счастливого» мяса и других животных продуктов. Это и есть правильный ответ на нашу обеспокоенность? Неужели нам следует потреблять якобы «гуманные» продукты животного происхождения? Или все же правильной была наша детская реакция? Может нам стоит прекратить потребление животных продуктов раз и навсегда?

Что же нам думать о проблеме потребления животных и продуктов их эксплуатации? Все это так запутано.

Эта книга написана с целью помочь вам разобраться.

Мы собираемся отстаивать простое утверждение:

Если животные имеют вообще какую-либо моральную ценность, тогда мы не можем потреблять их и продукты их эксплуатации. Мы должны перейти на веганскую диету, то есть диету из овощей, фруктов, зерновых, бобовых, орехов, семян и грибов, полностью исключив потребление мяса, рыбы, яиц, молока, сыра и других молочных продуктов.

Мы не собираемся приводить аргументы за права животных.

Мы не собираемся отстаивать идею об этическом равенстве людей и других животных.

Вместо этого мы сосредоточим свое внимание на двух принципах, которые вы и все остальные люди уже разделяете. Опираясь исключительно на эти два принципа, мы надеемся показать вам, что употребление продуктов животного происхождения не может быть морально оправдано. Эти принципы требуют от нас перехода на веганскую диету.

Эти принципы широко распространены и представляют собой общепринятые представления об этике в отношении животных. Они звучат следующим образом:

Мы морально обязаны не причинять животным страданий без необходимости.

Никто не будет с этим спорить.

Разумеется, мы можем пуститься в затяжную и очень интересную дискуссию о том, что такое «необходимость», и в каких случаях причинение вреда и страданий является необходимым. Но на данный момент мы не нуждаемся в абсолютно точном определении необходимости.

Будет достаточно согласиться в том, что не является необходимостью: мы не считаем необходимым причинение животным страданий ради удовольствия, развлечения или удобства.

То есть мы можем спорить о необходимости причинения страданий в отдельных ситуациях, но мы все согласимся, что причинение страданий исключительно ради удовольствия, развлечения или удобства не является необходимым.

Второй принцип заключается в том, что животные хоть и имеют моральную ценность, люди все равно важнее.

Некоторые считают, что люди важнее, поскольку обладают душой и созданы по образу и подобию Бога. Другие могут вообще не верить в Бога, но все равно считать, что люди важнее, поскольку они обладают определенными способностями: писать симфонии, стихи и картины, создавать небоскребы или бомбы.

На самом деле не важно, по какой причине большинство из нас считают, что они важнее других животных, и может ли эта идея быть обоснована. Мы просто допустим, что это правда.

Из второго принципа следует вывод, что в случае конфликта между человеком и другим животным мы должны отдать предпочтение человеку. Например, если мы оказались в спасательной шлюпке с еще одним человеком и собакой, а некая чрезвычайная ситуация требует от нас выбросить кого-то одного за борт, мы должны выбросить собаку. Она имеет моральную ценность, но человек важнее.

Мы полагаем, что на свете практически не существует людей, которые оспорили бы эти принципы или сомневались, что они являются широко распространенными моральными установками. Да, не все люди испытывают этическую обеспокоенность другими животными. Ну и что? Некоторые относятся с безразличием к другим людям. Равно как этот факт не отменяет нашей этической обеспокоенности другими людьми, так и безразличие некоторых людей к животным не делает безразличными большинство из нас. Почти все признают за животными некоторую моральную ценность и не считают их просто вещами.

Давайте подведем итог. Мы утверждаем, что общепринятые представления об этике в отношении животных заключаются в следующем:

  1. Мы имеем моральное обязательство не причинять животным страдания без необходимости. Причинение страданий ради удовольствия, развлечения или удобства не является необходимым по определению.
  2. Животные имеют некоторую моральную ценность, но люди важнее. В случае конфликта между человеком и другим животным мы должны отдать предпочтение человеку.

Мы не будем оспаривать эти общепринятые моральные установки. Мы оставим их как есть и покажем вам, что если вы с ними согласны, то должны прекратить потребление продуктов животного происхождения. Вам для этого не нужно размышлять о правах животных и уж тем более соглашаться с этой позицией.

Короче, мы надеемся убедить вас в том, что те убеждения, которые вы уже разделяете, требуют о вас перехода на растительную — то есть веганскую — диету.

Два момента перед тем, как мы начнем

Во-первых, если вы в настоящее время употребляете продукты животного происхождения, то вам может показаться, что мы нападаем на вас. Мы не нападаем и не хотим, чтобы вам так казалось.

Большинство из нас в течение всей своей жизни считали употребление животных продуктов совершенно нормальным. У всех нас остались теплые воспоминания о праздниках с семьей, подругами и друзьями, где подавались продукты животного происхождения.

Цель этой книги не в том, чтобы обвинить вас. Она не об осуждении. Напротив, она призвана помочь вам разобраться с этическим вопросом, который не дает вам покоя. Если наши слова спровоцируют вас и вы почувствуете раздражение, пожалуйста, мы очень просим вас преодолеть эту реакцию и задуматься о том, есть ли в наших словах смысл.

Во-вторых, чтобы книга легче читалась и была короче, мы намеренно отказались от растянутых объяснений, которые можно встретить в традиционных научных исследованиях. И мы не стали включать множество сносок. Но фактические утверждения, которые обычно сопровождаются сносками, в этой книге в целом не являются спорными и могут быть легко проверены.

Помните Майкла Вика?

Помните шумиху, которая поднялась вокруг футболиста Майкла Вика, который был квотербеком Атланта Фэлконс и организовывал собачьи бои в Вирджинии?

Ну, конечно, вы помните. СМИ трубили об этом вообще без остановок на протяжении нескольких недель, когда об этом стало известно впервые в 2007 г., а затем когда Вик вышел из тюрьмы в 2009 г. и подписал контракт с Филадельфия Иглз. Он организовывал собачьи бои и зарабатывал на этом. Он не только сам в них участвовал, но еще и лично убил несколько собак, выступление которых показалось ему неудовлетворительным.

Вик не просто расстроил людей, он привел их в ярость и многие испытывают ее по сей день. Некоторые фанаты Иглз приняли решение бойкотировать игры с их участием после того, как Вик подписал с ними контракт. Он бесконечно приносит свои извинения, но люди его не простили. Этот случай до сих пор продолжает всплывать в новостях.

Почему же мы так остро реагируем на поступок Вика?

Может быть потому, что у собак есть права и им нельзя причинять страдания ни при каких условиях?

Нет, дело не в этом. Мысль о страдающей собаке может вызывать у нас дискомфорт, но в некоторых обстоятельствах мы можем решить, что у нас есть хороший повод нанести ей вред. Например, если вы идете по улице и никого не трогаете, а на вас нападает собака, вы можете оказаться в ситуации, в которой вам придется нанести ей вред из соображений самообороны. Или вы можете поддерживать биомедицинские опыты над собаками, если вы верите, что такое использование собак может привести к открытию лекарства от некоторой болезни.

Чтобы понять, почему мы все так сильно разозлились на Вика, нам следует сосредоточить свое внимание на словах «хороший повод». Поступок Вика был варварским: он заставил собак страдать и убивал их только потому, что ему это нравилось. Он получал удовольствие от наблюдения за дерущимися собаками и своего участия в этом мероприятии.

Но никто не согласится, что наслаждение Вика было хорошим поводом, который способен оправдать его поступок.

Почему нет?

Опять же, ответ прост.

Мы все согласны, что причинять животным страдания или вред без необходимости неправильно. Мы можем спорить о необходимости в отдельных ситуациях. Вы можете считать, что вероятность получения некоторой информации оправдывает болезненные биомедицинские опыты над собаками. Другие (включая нас) с вами не согласятся.

Но подавляющее большинство людей согласны, что удовольствие или наслаждение не могут считаться необходимостью и служить хорошим поводом для причинения собакам страданий.

Давайте рассмотрим пример в контексте людей. Если человек скажет, что считает аморальным причинение детям страданий без необходимости, но при этом находит приемлемым бить детей ради своего удовольствия, то мы, разумеется, будем весьма озадачены. Оставим в стороне вопрос о приемлемости причинения детям страданий в принципе. Если удовольствие будет считаться хорошим поводом для избиения ребенка, тогда плохих поводов просто не останется. Любой повод избить ребенка окажется хорошим. То есть получится, что любые страдания детей в результате избиения по определению станут необходимыми. Если удовольствие и наслаждение могут оправдывать причинение детям страданий, тогда принцип недопустимости причинения страданий без необходимости окажется бессмысленным.

Такой же анализ применяется в том случае, если кто-то избивает собаку, а не ребенка. Каждый человек согласен, что нельзя избивать собаку ради удовольствия, даже если он считает допустимым избить ее, например, если она написала на ковер. Именно поэтому мы все возмутились поступком Майкла Вика. У него не было хорошего повода.

Случай с Виком подразумевает обе моральные установки, которые мы обсуждали выше. Вик причинил животным страдания и у него не было достойного оправдания. И хотя мы не считаем, что моральная ценность собак и людей равна — например, многие готовы «пожертвовать» собакой, чтобы найти лекарство от некоторой болезни — в ситуации с Виком между людьми и другими животными не было никакого конфликта, который потребовал бы от нас «пожертвовать» собакой. Единственный «конфликт» здесь подразумевал желание Вика использовать собак ради своего удовольствия, что было несовместимо с их благополучием.

И такой конфликт просто не считается.

В причиненных Виком страданиях не было совершенно никакой необходимости.

Проблема: мы все Майкл Вик

Проблема в том, что, с точки зрения этического анализа, употребление в пищу животных и продуктов их эксплуатации ничем не отличается от участия в собачьих боях.

Мы ежегодно убиваем и съедаем более 57 миллиардов животных, не считая рыб и других морских животных, что по меньшей добавляет еще триллион. Миллиард — это тысяча миллионов. Триллион — это миллион миллионов. Мы ответственны за невообразимое количество убийств.

Все понимают, что использование животных ради еды неизбежно подразумевает убийство и причинение им серьезных страданий даже в самых лучших условиях. И хотя многие полагают, что в молочной и яичной индустрии животных не убивают, это серьезное заблуждение, которое мы разберем подробнее позже.

Давайте же применим анализ, с которым мы все уже согласились, к вопросу использования животных ради еды: есть ли у нас хороший повод? Есть ли необходимость?

Короткий ответ: нет.

Но подождите! Разве продукты животного происхождения не являются необходимыми для здоровья?

Нет.

Никто не утверждает, что продукты животного происхождения являются медицинской необходимостью. Ведущие профессиональные организации, включая Академию питания и диетологии, Американскую диабетическую ассоциацию, Американскую кардиологическую ассоциацию, Британскую диетологическую ассоциацию, Британский фонд правильного питания, Ассоциацию диетологов Австралии, Диетологов Канады и Фонд по борьбе с болезнями сердца и инсультами, а также исследовательские и образовательные институты, включая Клинику Майо, Центр здравоохранения при калифорнийском университете, Медицинскую школу при университете Пенсильвании и Медицинскую школу при университете Питсбурга; государственные учреждения, такие как Британская национальная служба здравоохранения, Национальный институт здравоохранения США, Министерство сельского хозяйства США и Министерство здравоохранения и социальных служб США и даже крупные организации по управлению здравоохранением, такие как Kaiser Permanente, все они признают, что правильно сбалансированная веганская диета прекрасно удовлетворяет все потребности человеческого организма, а некоторые из этих организаций заявляют, что веганская диета может иметь значительные преимущества для здоровья в сравнении с диетами, включающими продукты животного происхождения.

И ведущие врачи все чаще указывают на то, что продукты животного происхождения на самом деле вредны для нашего здоровья.

Сейчас мы можем пуститься в долгое обсуждение многих исследований, которые доказывают пагубное влияние продуктов животного происхождения на наше здоровье, но мы не будем, поскольку независимо от того, согласны вы с этим или нет, вы однозначно не сможете утверждать, что животные продукты необходимы для крепкого здоровья. То есть даже если вы не согласны, что сбалансированная веганская диета более полезна, вы не можете обоснованно утверждать, что она менее полезна.

Кроме того, животноводство является настоящей экологической катастрофой, что признают все ученые. Хотя оценки разнятся, производство продуктов животного происхождения представляет собой крайне неэффективное использование растительного белка, поскольку на производство одного килограмма мяса требуется потратить много килограмм зерна и фуража. Например, согласно профессорам Корнеллского университета Дэвиду и Марсии Пиментел, для производства одного килограмма говядины требуется 13 килограмм зерна и 30 килограмм фуража. Производство килограмма баранины требует 21 килограмм зерна и 30 килограмм фуража. Килограмм свинины — 5.9 килограмм зерна. Килограмм индейки — 3.8 кг. зерна. Килограмм курятины — 2.3 кг. зерна. Килограмм яиц — 11 кг. зерна. Скот в Соединенных Штатах потребляет в семь раз больше зерна, чем все население. Этим зерном можно было бы накормить 840 миллионов людей, которые придерживались бы растительной диеты.

Согласно исследованию Пиментелов, на производство одного килограмма животного белка необходимо потратить в сто раз больше воды, чем на растительный. Согласно другому исследованию, производство килограмма говядины требует 15 415 литров воды. На производство баранины — 10 412 литров. Свинина — 5 988 л. Курятина — 4 325 л. Производство килограмма яблок требует 822 литра воды. Бананов — 790 литров. Капуста — 237 л. Помидоры — 214 л. Картофель — 287 л. Рис — 2 497 л. Большинство оценок варьируются от 1000 до 2000 литров воды для производства литра молока.

Согласно ООН, животноводство выделяет в атмосферу больше парниковых газов, которые напрямую связаны с глобальным потеплением, чем сжигание ископаемого топлива в транспортной отрасли. По оценке Worldwatch Institute с животноводством связаны выбросы по меньшей мере 51% парниковых газов в год. Кроме того, производство продуктов животного происхождения требует значительных затрат ископаемого топлива. В среднем для производства одной килокалории животного белка необходимо потратить 25 килокалорий ископаемого топлива, что в 11 раз превышает необходимые затраты на производство растительного белка.

Современные техники интенсивного животноводства, известные как «промышленное животноводство», появились с целью как можно быстрее производить на рынок как можно больше животных с наименьшими затратами и с использованием минимально возможной площади. Разумеется, здесь не учитывается площадь земли, необходимой для выращивания зерна и сои, которыми этих животных кормят, так что промышленное животноводство никаким образом не является эффективным способом использования земли. Один гектар земли может прокормить гораздо больше людей, если они будут придерживаться веганской диеты, то есть не будут употреблять продукты животного происхождения.

Хотя промышленное животноводство и позволяет удешевить производство, оно имеет ужасные экологические последствия. Например, Министерство Сельского хозяйства Соединенных Штатов сообщает, что ежегодно в США выбрасывается 1.37 миллиардов тонн отходов от животных (что в 130 раз превышает человеческие отходы). Избыток азота в навозе легко превращается в нитраты, которые, согласно Агентству по охране окружающей среды США, отравляют питьевую воду для примерно 4.5 миллионов людей. Попадая в грунтовые воды, нитраты могут сделать их смертельными для новорожденных.

Стоки с промышленных ферм, которые попадают в воду и почву, приводят к загрязнению грунтовых вод и широкому распространению гормонов. В корм и воду животных регулярно добавляют антибиотики, чтобы ускорить рост и предотвратить распространение инфекций в результате антисанитарии и содержания большого количества животных в замкнутом пространстве. Около 80% производимых антибиотиков идут в корм животным, используемым для производства продуктов питания. Такое использование антибиотиков в животноводстве и их последующее распространение могут способствовать развитию невосприимчивости к антибиотикам у людей.

Животноводство приводит к загрязнению воды, обезлесению, эрозии почвы и многим других негативным экологическим последствиям. Опять же, мы можем спорить о деталях, но никто не может обоснованно утверждать, что животноводство не оказывает негативного воздействия на окружающую среду.

Каково же в итоге наше самое лучше оправдание для причинения страданий и убийства 57 миллиардов наземных и по крайней мере триллиона морских животных, учитывая, что в их потреблении в пищу нет медицинской необходимости, и учитывая, что это потребление ведет к экологической катастрофе?

Нам вкусно.

Нам очень нравится вкус плоти животных и других продуктов их эксплуатации.

Нам это удобно. Мы так привыкли.

Чем же потребление продуктов животного происхождения отличается от собачьих боев Майкла Вика?

Ответ: ничем.

У нас нет никакого конфликта с животными, чью плоть или выделения мы хотим съесть, равно как и у Майкла Вика не было никакого конфликта с животными, которых он хотел использовать в боях.

Вику нравилось собираться с друзьями и смотреть, как дерутся животные. А нам нравится собираться с друзьями на шашлыки и жарить трупы животных, с которыми обращались ничуть не менее, а может и более ужасно, чем с собаками Вика.

Нет никакой разницы между удовольствием от собачьих боев и гастрономическим удовольствием от продуктов животного происхождения. Равно как и собачьи бои, эти продукты подразумевают чудовищные страдания. Ни в собачьих боях, ни в потреблении животных продуктов нет никакой необходимости.

Мы все Майкл Вик.

Оплата грязной работы, сделанной чужими руками

Возможно, что сейчас вы крайне возмущены и думаете или даже говорите вслух: «Ну, конечно, это не то же самое! Вик непосредственно участвовал в собачьих боях и наслаждался страданиями. А я просто покупаю продукты животного происхождения в магазине.» Мы несомненно наслаждаемся результатами страданий и смерти животных, но, в отличие от Вика, мы не наслаждаемся самим процессом убийства и причинения страданий.

Может и так, но с точки зрения этики это не важно.

Любой изучающий юриспруденцию первокурсник скажет вам, что, согласно уголовному законодательству, не имеет значения, сами вы спускаете курок или платите за это другому человеку. Вас в любом случае осудят за убийство. Человек, спускающий курок, вонзающий нож или рубящий топором, может быть в некотором роде менее «приятным», чем тот, который просто платит за это деньги. В конце концов, физическое участие в убийстве требует от человека определенных качеств. Он может оказаться садистом, наслаждающимся чужими страданиями. Но за убийство будут осуждены оба: и садист, и заказчик. Закон обращается с ними одинаково потому, что, с точки зрения этики, между ними нет разницы.

Аналогично, человек, который наслаждается убийством животных или смотрит, как они убивают друг друга, может оказаться более жестоким, чем тот, кто просто платит за убийство. Так что человек, который убивает собственноручно, может психологически отличаться от того, кто за это платит, но вина за убийство лежит на обоих, в этом вопросе между ними нет разницы.

Если бы Вик не участвовал в собачьих боях лично, но продолжал их спонсировать, у вас бы не осталось к нему никаких претензий? Наслаждение от просмотра собачьих боев и собственноручное убийство собак делают Вика более жестоким человеком, но это вопрос психологии, который не имеет отношения к моральной ответственности. Нет разницы между человеком Х, который убивает собаку, и человеком Y, который говорит X: «Убей собаку, но сделай это, когда я выйду, а не то меня стошнит».

Тот факт, что мы платим другим людям, чтобы они убивали животных и причиняли им страдания, не освобождает нас от моральной ответственности.

Некоторые утверждают, что, в отличие от Вика, потребители продуктов животного происхождения просто не знают о том, какими страданиями сопровождается их производство.

Нам сложно с этим согласиться. В конце концов, ни один человек старше четырех лет не думает, что мясо растет на деревьях. Даже если вам не известны подробности производства продуктов животного происхождения и все те ужасы, которые происходят с животными, вы все равно знаете, что ради мяса их убивают. И все осознают, что бойня — это страшное место.

Многие сталкивались с видео, фотографиями или даже описаниями тех ужасов, которые сопровождают производство мясных, молочных и яичных продуктов. И в ответ они часто отворачиваются и говорят: «Нет, не надо мне это показывать. Ты испортишь мне аппетит.»

Основная мысль должны быть ясна: мы все знаем, что производство продуктов животного происхождения сопровождается страданиями и убийством животных. Никто в этом не сомневается. Потребители этих продуктов не могут об этом не знать. Они знают. Да, есть разница между Майклом Виком и человеком, который потребляет продукты животного происхождения, но никогда не убьет животное своими руками. Но эта разница психологическая, а не этическая.

Как ни крути, Вик обращался с собаками ужасно. Не может быть никаких сомнений в том, что они испытали страшные страдания. Но, честно говоря, те животные, чьи тела многие из нас съедят сегодня на ужин, страдали ничуть не меньше, а может и гораздо больше.

Многие противники охоты едят продукты животного происхождения. Когда мы спрашиваем их о том, почему они выступают против охоты, но сами при этом едят мясные, молочные и яичные продукты, они часто отвечают: «Убивать животных своими руками хуже. Я бы никогда не смог смотреть на животное и выпустить в него стрелу или пулю.»

Опять же, этот ответ касается психологии, но не этики. На самом деле животное, которое было выращено и убито ради гамбургера, вполне возможно имело гораздо более ужасную жизнь, чем животные, которых убивают охотники. В обоих убийствах нет совершенно никакой необходимости. Если между ними и есть разница, то первое оказывается хуже, поскольку подразумевает больше страданий.

Между мясом и другими продуктами животного происхождения нет моральной разницы

Некоторые из вас возможно согласны с нами относительно мяса. Вы думаете о переходе на вегетарианство или уже сделали это. Вы интересуетесь: «А что не так с молочными продуктами (молоко, сыр, мороженное, йогурт и т. д.) и яйцами? Ради них не убивают животных.»

Короткий ответ: это хоть и весьма распространенное, но заблуждение. Животные, которых используют для производства молочных и яичных продуктов, проживают жизнь полную страданий, а в ее конце их всех отправляют на бойню вместе с теми животными, которых выращивали исключительно ради мяса. Большинство этих животных выращиваются в ужасающих интенсивных условиях промышленного животноводства.

В основном современная молочная индустрия опирается на круглогодичное стойловое содержание. Это означает, что коров держат в загонах, где они стоят или лежат в собственном навозе. Вопреки распространенному заблуждению, коровы не производят молоко «автоматически» и не считают доение большим одолжением с нашей стороны. Сперва они должны забеременеть. Для поддержания лактации их ежегодно искусственно и насильно оплодотворяют. Если мы пьем коровье молоко, значит его не пьют дети, которым оно предназначалось. Новорожденных телят отнимают от матерей, иногда сразу после родов, а в самом лучше случае спустя день или два. Невозможно серьезно оспаривать, что это причиняет серьезный стресс и матери, и ребенку. Многие телята-девочки станут молочными коровами (вместо молока их кормят смесями). Другие телята-девочки и все телята-мальчики станут «мясными», некоторых из них будут держать в тесных стойлах и убьют спустя шесть месяцев, чтобы продать в качестве телятины. Выращивают ли их ради мяса или молока, жизнь всех коров в итоге обрывается на бойне. Молочные коровы могут жить 25 лет, но обычно их убивают в четыре года, когда их продуктивность начинает падать.

В результате современных практик в молочной индустрии (питание, содержание) коровы страдают от хромоты, воспаления молочных желез, проблем с репродуктивной системой и тяжелой диареи. Им часто дают препараты, чтобы они вырабатывали больше молока. Жизнь всех молочных коров обрывается на тех же самых ужасных бойнях, где убивают животных, которых выращивали на мясо. Многих молочных коров привозят на бойню настолько больными, что они не могут ходить, и тогда их тащат. Кроме того, им наносят увечья. Им спиливают рога, купируют хвосты или просто отрезают их без обезболивающего. Купирование хвостов является обычной практикой.

Что касается яичной индустрии, после вылупления птенцов делят на мальчиков и девочек. Поскольку птенцы-мальчики не могут нести яйца и относятся к породе несушек, которая не подходит для выращивания «на мясо», в одних только Соединенных Штатах мы убиваем более сотни миллионов птенцов ежегодно, перемалывая их в мясорубках, удушая в мусорных пакетах или отравляя газом. Кур-несушек всю жизнь держат в крошечных батарейных клетках, где они получают в среднем по 67 квадратных дюймов, что примерно равняется площади тетрадного листа. Большинство кур-несушек подвергаются принудительной линьке, их морят голодом в течение некоторого времени из-за чего у них выпадают перья и обновляются репродуктивные процессы. Им отрезают клювы, чтобы они не ранили друг друга. Те птицы, которых выращивают не в батарейных клетках, а в «бесклеточных» условиях или на «свободном выгуле», все равно испытывают ужасные страдания. Обычно после одного или двух циклов их способность к производству яиц начинает падать и тогда их всех ждет бойня. Так что если вы едите яйца, то вы напрямую ответственны за страдания и смерть многих птиц.

Основная мысль: в яйце или стакане молока страданий не меньше, чем в стейке.

А помните Мэри Бэйл?

Подобных Вику примеров предостаточно.

Обратим внимание на Мэри Бэйл из Ковентри в Великобритании, которая выбросила кошку в мусорный бак, где она оставалось взаперти на протяжении 15 часов, пока ее не спасли. Ее бессердечный поступок попал на видео, которое быстро распространилось в Интернете.

Как и в случае с Виком, люди не просто разозлились. Они были в ярости.

Под фотографией, подпись которой гласила, что Мэри Бэйл «столкнулась с травлей после того, как камера видео-наблюдения зафиксировала, как она выбросила кошку в мусорный бак», одно новостное издание описало реакцию общественности следующим образом:

На женщину из Ковентри, выбросившую кошку в мусорный бак, обрушилась волна осуждения со всего мира. Она получает оскорбительные телефонные звонки и угрозы жизни из самой Австралии. Свой поступок, который попал в объектив камеры наружного видео-наблюдения и был загружен на YouTube, она назвала «ошибкой в долю секунды».

Тысячи людей подписались на страницу Facebook, где пишут, что «Мэри Бэйл хуже Гитлера» и требуют «вынести Мэри Бэйл смертный приговор». Многие газеты посвятили ей передовицы с заголовками: «Поймана с котличным» и «Как она мяугла?» (“It’s a Fur Cop” и “Miaow Could She?”).

На Бэйл подало в суд Королевское общество по предотвращению жестокости к животным (RSPCA) за причинение животному «страданий без необходимости». Ее оштрафовали на 250 фунтов, а также обязали выплатить издержки и расходы потерпевших в общей сумме 1 436,04 фунтов.

Подумайте об этом.

Мэри Бэйл обвиняли люди, большинство из которых потребляют продукты животного происхождения, таким образом непосредственно участвуя в том, что, с этической точки зрения, ничем не отличается от ее поступка. Опять же, эти люди не просто расстроились. Как и в случае с Виком, они были в ярости.

Почему?

По той же самой причине, что и в случае с Виком. Бэйл причинила кошке страдания, чему просто не было оправдания. У нее не было хорошего повода.

Вопрос не в том, был ли поступок Мэри Бэйл морально приемлем. Очевидно, что нет. Дело в том, что этот поступок ничем не отличается от того, что делаем все мы. На самом деле если то, что мы поддерживаем и в чем ежедневно участвуем, и отличается от поступка Мэри Бэйл, то разве что в худшую сторону.

Вывод здесь довольно простой: мы осуждаем людей вроде Вика и Бэйл, причем не стесняемся в выражениях, за поступки, которые не отличаются от тех, что делаем все мы.

Помимо кошек и собак

И эти общепринятые моральные установки распространяются не только на кошек и собак. Они касаются и тех животных, которых мы используем для развлечения и еды.

Подумайте о корриде. Некоторые люди наслаждаются этим «спортом» и поддерживают его, но большинство испытывает к нему отвращение и требует запрета. В 2010 г. бык вонзил свой рог в горло испанского тореадора Хулио Апарасио так, что он вышел у него изо рта, на что многие люди, и далеко не только защитники прав животных, ответили, что он получил по заслугам.

Почему?

Коррида — это очень жестокое зрелище. Быка пытают, вонзая копья в мышцы спины, а затем убивают, пронзая сердце мечом. И единственным оправданием столь ужасного мероприятия является удовольствие в виде развлечения.

Да, некоторые защитники корриды утверждают, что это разновидность искусства в одном ряду с живописью, скульптурой, танцами и музыкой. Но это просто другой способ назвать ее развлечением. В корриде нет никакой необходимости, никакой нужды. Нет конфликта между людьми и быками, который требовал бы причинить последним страдания.

Мы осуждаем корриду, поскольку она нарушает наши моральные установки. Она подразумевает причинение животным страданий без необходимости.

Но, опять же, между корридой и использованием быков и других животных ради еды нет никакой разницы. Ни то, ни другое не является необходимым. В обоих случаях единственной целью является наше удовольствие. В действительности быки и коровы, которых убивают на бойне, страдают ничуть не менее ужасно, чем быки, которых разводят для корриды.

На самом деле в большинстве случаев убитого на арене быка разделывают и раздают мясо бедным. Единственное отличие от бойни заключается в том, что здесь убийство сопровождается хореографией.

И это единственное отличие.

Иронично, но когда мы обращаем внимание на сельскохозяйственных животных как на личностей, особенно в тех случаях, когда они страдают или их жизни угрожает опасность, то мы реагируем на них точно так же, как на кошек и собак.

Нам всем знакомы истории, в которых животные, не являющиеся при этом чьими-то «питомцами», оказываются в опасности, а люди изо всех сил пытаются их спасти. Например, неподалеку от нашего дома корова упала в озеро и застряла в грязи. Полиция и пожарные провели все выходные, пытаясь ее спасти. Они преуспели и сделали все возможное не только для самого спасения, но и для обеспечения ее спокойствия и комфорта во время и после спасательной операции.

Если бы полицейские и пожарные в тот день не были заняты спасением этой коровы, то скорее всего жарили бы шашлыки из трупов коров. Но увидев беспомощную корову, они отреагировали точно так же, как если бы это была беспомощная собака. Если бы кто-то увидел эту корову, но вместо помощи воспользовался бы ее уязвимостью и начал ее пытать, это несомненно вызвало бы общественную ярость и уголовное преследование за нарушение закона о жестоком обращении с животными.

Подумайте о том, как сильно расстроились многие британцы, когда узнали о наличии конины в полуфабрикатах из говядины. Их возмутил тот факт, что мясо содержало в себе мясо.

Это сильно сбивает с толку, когда вы начинаете об этом думать.

Какие же выводы мы можем сделать из обсуждений выше?

Большинство из нас согласны с тем, что, хоть люди и важнее, другие животные тоже обладают моральной ценностью, а значит мы имеем моральное обязательство не причинять им страданий без необходимости. Большинство из нас согласны, что удовольствие, развлечение и удобство не представляют из себя необходимость, которая могла бы оправдать причинение страданий. Когда мы обращаем свое внимание на людей вроде Майкла Вика и Мэри Бэйл или на мероприятия вроде корриды, то осуждаем их за причинение животным страданий без хорошего повода.

Проблема заключается в том, что каждый раз, потребляя продукты животного происхождения, мы участвуем в причинении страданий животным без хорошего повода. Когда дело касается животных, мы все оказываемся Майклом Виком. Мы все Мэри Бэйл. Мы все участвуем в том, что неотличимо от корриды.

Когда речь заходит о животных, мы страдаем от моральной шизофрении.

Одним из симптомов клинической шизофрении является бред. Наши размышления об этике в отношении животных буквально бредовые. Мы считаем, что они имеют моральную значимость. Мы признаем свое обязательство не причинять им страданий без необходимости. Мы осуждаем причинение им страданий без хорошего повода. А затем продолжаем участвовать в причинении ужасающих страданий миллиардам животных без всяких на то причин, кроме собственного удовольствия, развлечения и удобства.

Теперь у вас есть только три варианта.

Первый заключается в признании, что мы лишь говорим о неприемлемости причинения животным страданий без достойного оправдания, но в действительности не имеем это в виду. На самом деле причинять животным страдания по любому поводу, включая удовольствие, развлечение и удобство, совершенно нормально. Наше возмущение Виком, Бэйл и корридой — это не более чем лицемерие, которое мы признаем и принимаем.

Второй вариант означает, что нам удалось убедить вас прекратить потребление продуктов животного происхождения. В этом случае вы можете отложить книгу прямо сейчас и отправиться на поиски быстрых и легких в приготовлении, недорогих и полезных веганских рецептов, тысячи которых можно запросто найти в Интернете.

Третий вариант предполагает, что вы озадачены и находите наши аргументы интересными, а затем говорите «Но…» и думаете о других соображениях, которые позволили бы вам сохранить убежденность в моральной ценности животных, но при этом продолжать потреблять их.

Мы разберем эти «Но…» в следующей главе.

«Но…» Наши отговорки и почему они не работают

Да, вы считаете, что нельзя причинять животным страдания без хорошего повода — некоторого рода необходимости. Нет, удовольствие таким поводом не является. Да, вы согласны, что Майкл Вик совершил ужасный поступок. Однозначно.

Но вы говорите: «Но…»

Далее мы разберем эти «Но…», при помощи которых люди пытаются отделить потребление продуктов животного происхождения от собачьих боев и других разновидностей «жесткого обращения» с животными. Эти «Но…» являются отговорками, к которым мы прибегаем, когда хотим сделать вид, что эксплуатация животных, в которой мы участвуем ежедневно и даже не задумываемся об этом, чем-то отличается от поступка Майкла Вика.

Спойлер: ни одна из этих отговорок не работает.

Но… Откуда вы получаете белок?

Но… Буду ли я получать достаточно железа, если откажусь от мяса?

Но… Буду ли я получать достаточно кальция, если откажусь от молочных продуктов?

Но… Будут ли мои дети получать достаточно йода?

Но… Я слышала о человеке, который заболел после отказа от продуктов животного происхождения

Но… Разве Бог не хочет, чтобы мы ели животных?

Но… Разве употребление продуктов животного происхождения не «естественно»?

Но… Если бы все ели только растительные продукты, нам бы не хватило земли!

Но… А если я буду умирать от голода на необитаемом острове?

Но… Что станет с животными, если мы прекратим есть их?

Но… Мы развели животных, чтобы есть их

Революция Сердца

Авторство: Gary L. Francione [Перевод не был проверен и одобрен].
Перевод: Денис Шаманов
Источник: Eat Like You Care: An Examination of the Morality of Eating Animals