Веганство как моральный императив

Аболиционистки и аболиционисты соглашаются с велферистами в том, что эксплуатация животных не исчезнет «в одночасье» и что для ее отмены мы должны предпринимать постепенные шаги, которые велферисты называют «маленькими». Но мы не считаем кампании за реформы эксплуатации и УНК постепенными шагами, поскольку они несовместимы с идеей о том, что животные имеют моральную ценность и право не быть использованными в качестве человеческих ресурсов. Кроме того, эти кампании не работают и по самой своей природе не могут привести к отмене эксплуатации.

Несмотря на заявления велферистов о том, что у аболиционисток и аболиционистов нет практического плана действий, на самом деле у нас есть очень ясная программа постепенных перемен как на индивидуальном, так и на социальном уровнях: веганство и его творческое и ненасильственное распространение. Веганство означает отказ от употребления животных в пищу, ношения их в качестве одежды и другого использования насколько это практически возможно.

Надо сразу отметить, что никто не утверждает, что употребление продуктов животного происхождения в пищу является необходимостью с медицинской точки зрения. Ведущие профессиональные организации, включая Академию питания и диетологии, Американскую диабетическую ассоциацию, Американскую кардиологическую ассоциацию, Британскую диетологическую ассоциацию, Британский фонд правильного питания, Ассоциацию диетологов Австралии, Диетологов Канады и Фонд по борьбе с болезнями сердца и инсультами, а также исследовательские и образовательные институты, включая Клинику Майо, Центр здравоохранения при калифорнийском университете, Медицинскую школу при университете Пенсильвании и Медицинскую школу при университете Питсбурга; государственные учреждения, такие как Британская национальная служба здравоохранения, Национальный институт здравоохранения США, Министерство сельского хозяйства США и Министерство здравоохранения и социальных служб США и даже крупные организации по управлению здравоохранением, такие как Kaiser Permanente, все они признают, что правильно сбалансированная веганская диета прекрасно удовлетворяет все потребности человеческого организма, а некоторые из этих организаций заявляют, что веганская диета может иметь значительные преимущества для здоровья в сравнении с диетами, включающими продукты животного происхождения.

Кроме того, практически все соглашаются, что животноводство является причиной экологической катастрофы. Оно приводит к уничтожению лугов и верхних слоев почвы, обезлесению, загрязнению и истощению запасов воды, и, согласно всем исследованиям, вносит значительный вклад в глобальное потепление. По оценке Worldwatch Institute с животноводством связаны выбросы по меньшей мере 51% парниковых газов в год.

Как бы то ни было, давайте сосредоточимся на веганстве как на этическом принципе.

Слово «веган» было придумано Дональдом Уотсоном в 1944 году, тогда же в Великобритании им было основано Веганское Общество. Уотсон выступал против эксплуатации животных и в первом выпуске новостного бюллетеня «Веганские новости» писал следующее: «Мы можем совершенно ясно видеть, что, равно как прошлые цивилизации были построены на эксплуатации рабов, наша нынешняя цивилизация построена на эксплуатации животных. Мы верим, что духовная судьба людей такова, что в будущем они с отвращением будут вспоминать о том, что когда-то питались продуктами из тел животных». Уотсон утверждал, что отказа от мяса недостаточно: «Бесспорная жестокость производства молочных продуктов дает понять, что лакто-вегетарианство является лишь промежуточным этапом между плотоядным и действительно гуманным, цивилизованным питанием. Мы считаем, что в течение нашей жизни мы должны постараться развиться в достаточной мере, чтобы пройти весь этот путь». Уотсон также осуждал потребление яиц. Слово «веганство» произошло от первых и последних букв слова «вегетарианство», поскольку Уотсон считал веганство логическим источником вегетарианства, а также точкой, куда вегетарианство в итоге должно привести. Он избегал кожи, шерсти и шелка и использовал вилку вместо лопаты, чтобы не убивать червей во время работы в саду. Уотсон выступал против охоты, рыбалки, кровавого спорта и использования животных в опытах и тестах.

Уотсон расхваливал (и демонстрировал) преимущества веганской диеты для здоровья, но прежде всего он ясно видел веганство этическим принципом. Он считал веганское движение «величайшим движением в истории», поскольку оно предлагало решение кризиса жадности и насилия, которые поразили человечество и угрожают экологической катастрофой. Хотя в традиционном смысле Уотсон не был религиозным человеком, он обладал глубокими духовными убеждениями, включая идею о том, что невеганская жизнь нарушает естественный закон, а насилие по отношению к животным нарушает духовные законы, что приводит к болезням и к неудовлетворенности жизнью.

Аболиционистский Подход принимает и развивает позицию Уотсона, рассматривая веганство в качестве фундаментального этического принципа. Согласно Аболиционистскому Подходу, веганство и творческое ненасильственное веганское образование являются наиболее важными формами активизма, в которых мы можем участвовать. Только с помощью распространения идеи веганства возможно сменить парадигму «животные — собственность» на «животные — личности».

Аболиционистский Подход рассматривает веганство как моральный императив. Это означает, что если животные имеют моральную ценность, тогда мы обязаны прекратить есть, носить и использовать их. Переход на веганство — это не просто опция для тех, кто согласен с моральной ценностью животных. Это фундаментальное моральное обязательство. Аболиционистки и аболиционисты считают веганство необходимостью для удовлетворения моральных обязательств перед животными, а не просто вопросом «сострадания», «милосердия» или еще чего-либо. Хотя некоторые люди могут перейти на веганскую диету ради заботы о здоровье или окружающей среде, аболиционистки и аболиционисты прежде всего видят веганство моральным обязательством. Это наш долг перед животными. Разумеется, аболиционистки и аболиционисты могут заботиться и о здоровье, и об экологии, но их основной мотивацией является этика.

Аболиционистский Подход однозначен: если человек не перешел на веганство, значит он принимает активное участие в эксплуатации животных. В силу того, что аболиционистки и аболиционисты отвергают любую эксплуатацию животных, даже якобы «гуманную», у них не остается выбора, кроме как быть принципиальными и последовательными веганками и веганами.

Мы считаем веганство отказом от имущественного статуса животных. Люди эксплуатируют других животных, потому что считают их вещами. Они собственность, у которой нет моральной ценности. Мы отвергаем их имущественный статус и отказываемся от участия в институтах, превращающих их в товары. Мы считаем, что каждый раз, когда человек ест, носит или использует продукты животного происхождения, он поддерживает скрытую систему, в которой с другими животными обращаются исключительно как с нашими ресурсами.

Мы считаем веганство основополагающим принципом справедливости: просто нечестно обращаться с другими животными как с заменяемыми ресурсами и отказывать им в том самом праве, которое мы признаем за всеми людьми независимо от их особенностей.

Мы считаем веганство актом ненасильственного неповиновения, отказом от участия в угнетении невинных и уязвимых, непринятием скрытой идеи о том, что причинение вреда чувствующим существам является «естественной» частью жизни.

Мы считаем веганство отражением принципа отмены эксплуатации животных в наших собственных жизнях. Зоозащитники, которые заявляют о том, что поддерживают права животных и хотят отменить их эксплуатацию, но продолжают при этом есть и использовать продукты животного происхождения, не отличаются от защитников прав человека и противников рабства, которые владеют рабами.

Мы считаем веганство обязательной частью ненасильственной жизни. Если человек выступает против насилия, он должен перейти на веганство. Разумеется, он должен отказаться от насилия и в других сферах своей жизни, одного только веганства недостаточно, но оно необходимо.

Из вышесказанного должно быть ясно, что, согласно аболиционизму, веганство — это не просто диета, но и отказ от ношения животных в качестве одежды и другого их использования. Иными словами, веганки и веганы не едят, не носят и не используют животных насколько это практически возможно. Избегать всех продуктов животного происхождения не представляется возможным. Учитывая, что мы убиваем миллиарды животных в год, побочные продукты их эксплуатации дешевы и используются повсеместно: в дорожных покрытиях, пластике и клее для обуви. Но когда у нас есть выбор — а он есть практически всегда, если, конечно, мы не потерпели кораблекрушение на необитаемом острове — мы морально обязаны не есть, не носить и не использовать животных. Мы также считаем, что веганство означает отказ от поддержки мероприятий, подразумевающих эксплуатацию животных, таких как цирки, зоопарки, родео и скачки, и участия в них.

Но мы, тем не менее, не думаем, что веганство является синонимом «всего хорошего». Хотя мы и говорим о дискриминации людей, отказ от которой является частью Аболиционистского Подхода (подробнее в обсуждении Пятого Принципа), мы считаем бесполезным заявлять о том, что, например, сексист не может быть веганом. Сексист не может быть аболиционистом, согласно нашему определению аболиционизма, но он может быть веганом-сексистом. Среди некоторых веганок и веганов можно наблюдать тенденцию использовать этот термин в таком узком смысле, что он превращается в стенографию всех этических взглядов отдельного человека. Но это только приводит к путанице.

Вегетарианство как «ступень»?

Авторство: Gary L. Francione, Anna Charlton [Перевод не был проверен и одобрен].
Перевод: Денис Шаманов
Источник: Animal Rights: The Abolitionist Approach