Десять простых рекомендаций для аболиционистского веганского активизма

Зачастую, когда мы рассказываем о зоозащитном активизме, люди говорят: «Здорово, но мы бы никогда не смогли этим заниматься». Наш ответ прост: «Вы можете и вы должны!» Мы предлагаем следующие простые рекомендации и призываем вас сделать их частью любого активизма, которым вы занимаетесь: дискуссии с друзьями, подругами и семьей; разговоры с людьми, которые подходят к вашему информационному столу; выступление с лекцией, перед огромной аудиторией; онлайн-активизм и так далее.

Рекомендация №1: выступайте в роли правозащитниц и правозащитников.

Редкому человеку легко даются публичные выступления. На самом деле это самый распространенный страх в обществе! Но проблема еще и в том, что к этой тревоге добавляется тот факт, что когда люди, которых волнуют другие животные, рассказывают о веганстве и правах животных даже маленьким группам, состоящим из семьи, подруг и друзей, они вкладывают в это очень много личных эмоций, что затрудняет общение.

Вот наша рекомендация: когда вы отстаиваете права животных, отстранитесь от этой ситуации. Это не про вас. Это про животных, у которых нет голоса и в защиту которых говорите вы. Войдите в роль защитниц и защитников прав животных так, как вы бы сделали это, если бы были адвокатами в суде. Многие люди даже не догадываются, что некоторые из самых успешных адвокатов в личной жизни очень скромные люди. Будучи в роли адвокатов, они могут успешно представлять людей в суде именно потому, что в такие моменты они защищают не себя, а других. Они выступают в защиту своих клиентов.

Для того, чтобы быть успешной поборницей справедливости для других животных — и чтобы быть успешной поборницей справедливости в любом другом контексте — необходимо принять решение не увиливать от своей моральной ответственности. Надо рассматривать защиту прав животных как свою работу — как что-то такое, что мы должны делать независимо от своего комфорта. Надо признать, что это не про нас. Это про них. Думайте о себе как об адвокате, в чьей помощи нуждаются ваши клиенты. У вас нет варианта не защищать их. Вы должны их защитить. Это на вашей ответственности. На кону стоят жизни ваших «клиентов».

Требует ли это некоторой сосредоточенности и решимости? Да. Но если вы хотите помочь остановить всеобъемлющее насилие и несправедливость над уязвимыми, чем и является эксплуатация животных, тогда у вас нет выбора. Мы должны быть готовы выйти из своей зоны комфорта. Мы должны побороть стеснение и страх.

Наши склонности и личные чувства могут определять наши средства общения, те или иные формы активизма, которыми мы занимаемся. Мы все можем обнаружить свои сильные стороны и разобраться, в чем мы наиболее эффективны. Но основная мысль в том, что мы не можем оправдывать свое бездействие. Вы можете почувствовать нервозность, неуверенность, смущение или стыд, когда начинаете впервые и стремитесь стать более эффективными активистками и активистами. Но вы не можете спрятаться за этими чувствами и выдвигать их в качестве оправдания своего бездействия относительно ваших глубоких этических убеждений, тех самых, которые определяют, кто вы такие. Похоже, что мы живем в такое время, когда наши действия определяются нашими чувствами. Но наши чувства не имеют никакого отношения к той ситуации, в которой оказались другие животные. Невозможно соотнести наши чувства и их положение.

Думайте об этом так: если вы считаете, что любовь к сыру не оправдывает отказ переходить на веганство, тогда почему стеснительность или волнение оправдывают отказ выступать в защиту животных? Если вы не принимаете оправдание «Я буду слишком скучать по сыру, если откажусь от него», которое нам постоянно приходится слышать от невеганов, тогда почему мы принимаем в качестве собственного оправдания «Я слишком стесняюсь и нервничаю»?

Найдите свой внутренний голос и дайте ему волю. Если уверенность не придет сразу, тогда пусть будет решимость.

Рекомендация №2: исходите из предположения, что у людей доброе сердце.

Наша изначальная позиция при разговоре с людьми должна быть основана на том, что у них доброе сердце, что они способны к изучению этических вопросов и заинтересованы в этом. Они хотят поступать правильно. Среди некоторых зоозащитников существует тенденция к мизантропии, они видят других людей от природы аморальными или незаинтересованными в этических вопросах. Мы с этим не согласны.

Если человеку действительно неинтересны этические проблемы, тогда он вряд ли вообще начнет разговаривать об этом. Так что если беседуете с кем-то, исходите из предположения, что им это интересно, они желают узнать новое и хотят поступать правильно.

Научите их. Животные зависят от вас.

Рекомендация №3: будьте терпеливы. Поймите, что вы, возможно, говорите с человеком, который прежде никогда об этом не задумывался.

Эксплуатация животных подразумевает нарушение фундаментальных прав. В этом смысле она аналогична нарушению фундаментальных прав людей. Проблема в том, что большинству людей эта аналогия совершенно непонятна. Однако дело не в том, что, как утверждают некоторые «зоозащитники», эксплуатация животных «невидима».

Нет в ней ничего «невидимого». Напротив, эксплуатация животных очень видна.

Проблема в том, что большинство людей купились на велферистскую идею о том, что эксплуатация животных совершенно нормальна, что она не нарушает права животных, что их использование является нашим правом, если мы делаем это якобы «гуманно». Большинство людей не видят никаких проблем в том, что мы используем их. Они могут переживать о том, что с животными обращаются «негуманно», но они не возражают против их использования как такового. На самом деле они даже никогда не задавались вопросом о том, этично ли использовать животных.

Если вы разговариваете с человеком, который на данный момент своей жизни еще ни разу не задумывался об этой проблеме, тогда не стоит ожидать, что он сразу поймет аналогию между правами человека и правами других животных. Надо иметь это в виду, когда мы занимаемся образованием. Мы не учим детей математике, начиная с математического анализа.

Мы считаем, что терпение — это самая важная черта хорошей просветительницы. Большинство людей не будут учиться, если учитель нетерпелив. Но терпеливость не означает, что мы можем каким-либо образом пойти на компромисс и отказаться от идеи, что использование животных несправедливо, каким бы якобы «гуманным» оно ни было. Терпеливость означает, что мы терпеливо доносим до людей бескомпромиссную идею.

Всегда будьте терпеливы. Вам будут задавать одни и те же вопросы сотни раз. Вы будете слышать вопросы, для ответа на которые вам придется начинать объяснения с самого начала. Но если вы хотите быть эффективной просветительницей, вы должны отвечать каждый раз так, словно слышите вопрос впервые. Если вы хотите, чтобы другие проявили энтузиазм, вы должны сперва наполнить энтузиазмом себя. Если придется объяснять одни и те же вещи заново и помногу раз — делайте это доброжелательно.

Рекомендация №4: говорите на равных, а не свысока. Учите, а не поучайте.

Рассматривайте людей, с которыми вы разговариваете, как потенциальных веганок и веганов. Мы предлагаем говорить на равных, а не свысока, поскольку вы сможете добиться лучших результатов, если будете понимать и уважать чужую позицию и опыт. Большинство из нас не были веганками и веганами всю свою жизнь.

Общайтесь с ними так, словно у них есть моральный импульс и этические принципы, чтобы понять ваши идеи и интегрировать их в свою картину мира. Это не значит, что вам не нужно говорить о том, что любая эксплуатация животных аморальна и что веганство является нашим этическим обязательством. Эти вопросы должны быть предельно ясны. Но это значит, что вам следует говорить с сочувствием в сердце. Это только поможет образованию.

Рекомендация №5: всегда поясняйте, что вы осуждаете поступки, а не людей.

В пятом веке Святой Августин написал: «Cum dilectione hominum et odio vitiorum», что означает: «С любовью к человечеству и ненавистью к греху». Эта идея стала популярной благодаря цитате Ганди: «Ненавидь грех, люби грешника».

Это хороший совет. Нам не следует осуждать других людей, поскольку мы на самом деле не можем заглянуть в их сердце. Но мы можем осуждать поступки. И если эти поступки подразумевают убийства и причинение страданий другим, тогда нам не просто следует осудить их, мы должны это сделать. Вот что значит относиться к этике серьезно.

Применяя этот совет в контексте животных, мы можем сказать, например, что мы не осуждаем людей, участвующих в эксплуатации животных, но мы недвусмысленно поясняем, что эта эксплуатация аморальна. И хотя мы должны строго указывать на несправедливость эксплуатации животных, мы должны также понимать, что в наше время люди воспринимают любую критику своих поступков так, словно критикуют не поступки, а лично их. Например, когда вы говорите: «использование животных ради еды аморально», многие люди, которые едят животных, могут услышать: «я считаю тебя плохим человеком».

Поэтому когда мы обсуждаем веганство с невеганами, нам следует всегда осторожно уточнить, что мы не осуждаем их. Мы осуждаем поступки. Мы осуждаем институциональную эксплуатацию других животных. Она несправедлива. Мы всегда должны помнить о своем моральном обязательстве перед другими животными никогда не извиняться за свои слова о том, что любое использование животных аморально.

Рекомендация №6: будьте осторожны с аналогиями.

Аналогии полезны, если помогают внести ясность в дискуссию. Но грубое использование аналогии, лишенной необходимого объяснения, может навредить. Не осуждайте людей и убедитесь, что ваше использование аналогий с нарушением фундаментальных прав человека сопровождается осторожным объяснением, что вы не обвиняете невеганов в нарушении этих прав человека. Большая спешка с использованием таких аналогий в короткой дискуссии зачастую бесполезна, ничему не учит и может оттолкнуть человека.

Например, убийство, изнасилование и педофилия подразумевают нарушение фундаментальных прав. Они подразумевают такое обращение с людьми, словно они просто вещи. Участие в эксплуатации животных аналогичным образом подразумевает нарушение фундаментальных прав животных и такое обращение с ними, словно они просто вещи.

Но есть разница. Это психологическая разница, но не этическая. И тем не менее она имеет значение. Если вы сравниваете использование и убийство животных с изнасилованием, убийством, педофилией и прочим, всегда недвусмысленно объясняйте, что вы не обвиняете невеганов в убийствах, изнасилованиях, растлении малолетних и тому подобном.

Давайте представим ваших дорогих бабушек и дедушек, которые вот уже много лет готовят ужин для всей семьи на День Благодарения. В центре стола лежит мертвая птица, а многие другие блюда содержат яйца, молоко и другие продукты животного происхождения.

Подразумевает ли этот ужин нарушение фундаментальных прав? Да, конечно. Потребляют ли эту еду бабушка, дедушка и другие члены вашей семьи, обращаясь с животными как с вещами, лишенными моральной ценности? Да, конечно.

Аналогичен ли этот ужин другим нарушениям фундаментальных прав, вроде убийства, изнасилования или педофилии? Да, конечно. Все эти поступки подразумевают такое обращение с личностями, словно они являются не более чем вещами.

Значит ли это, что ваши бабушки и дедушки ничем не отличаются от Джека Потрошителя?

Нет, не значит.

Моральная ответственность во многом зависит от намерений. Когда люди убивают, насилуют или совращают малолетних, они совершают поступки, которые они осознают как нарушение фундаментальных прав своих жертв. У них могут быть самые разные причины думать, почему эти поступки приемлемы в той или иной ситуации. Но они знают, что эти действия нарушают фундаментальные права других людей.

Большинство людей не осознает, что само по себе использование животных подразумевает нарушение их прав. В этом и заключается проблема. Люди совсем не разбираются в этике, затрагивающей других животных. Большинство людей считает, что несмотря на моральную ценность животных, убивать и использовать их совершенно нормально, если мы хорошо при этом с ними обращаемся. Они думают, что нам необходимо есть продукты животного происхождения для поддержания здоровья. Людей вводят в заблуждение так называемые «эксперты» — крупные благотворительные зоозащитные организации, которые рекламируют «гуманную» эксплуатацию животных, редуктарианство и прочее.

Большинство людей вообще никогда не задумывалось о том, что использование животных может быть несправедливым. Они никогда не сталкивались с аргументом о том, что использование животных аморально само по себе, независимо от того, как мы обращаемся с ними.

Наша работа — научить их. Мы должны помочь им увидеть, что любые нарушения фундаментальных прав аморальны. Что равно как убийство, изнасилование и педофилия подразумевают нарушение фундаментальных прав человека, так и употребление в пищу, ношение в качестве одежды и любое другое использование животных нарушает их фундаментальные права.

Но если вы назовете человека убийцей или насильником, по сути это означает, что вы обвинили его в умышленном нарушении чужих прав.

Если вы это сделаете, то упустите их.

Рекомендация №7: всегда недвусмысленно поясняйте, что эксплуатация животных аморальна, а веганство является нашим обязательством.

Многие так называемые «зоозащитники» придерживаются позиции, что мы не можем заявлять, что эксплуатация животных аморальна, а веганство является нашим обязательством, поскольку многие люди с этим несогласны, а мы не можем говорить, что им делать. Но это все равно как сказать, что мы не можем говорить об аморальности расизма, поскольку многие люди расисты, а нам нельзя сказать им, что они неправы.

Если наше движение добивается справедливости для других животных, значит мы всегда должны осуждать несправедливость. «Зоозащитное движение» — это единственное движение в истории, так называемые активисты которого не хотят этого делать.

Мы должны недвусмысленно объяснять, что использованию животных нет оправдания, каким бы «гуманным» оно ни было. Мы должны объяснять, что если животные имеют моральную ценность, значит мы не можем оправдать употребление их в пищу, ношение в качестве одежды и любое другое использование. Эксплуатация животных нарушает их фундаментальные права не быть использованными в качестве вещей или ресурсов.

Когда «зоозащитники» говорят, что мир не станет веганским в одночасье, а потому мы должны поддерживать «маленькие шажки», мы должны строго объяснять: веганство является нашим обязательством; веганство необходимо. Если люди неравнодушны к животным, но не хотят сразу переходить на веганство, какие бы постепенные шаги они ни выбрали, пускай это будет их выбор. Но защитницы и защитники прав животных никогда не должны призывать к этим полушагам или одобрять их.

Некоторые «зоозащитники» заявляют, что нельзя осуждать даже само осуществление эксплуатации животных. То есть они говорят, что нам не следует осуждать не только человека, который, например, потребляет яйца «свободного выгула», но и саму эксплуатацию животных, связанную с производством этих яиц. Они говорят, что это не «сострадательно» по отношению к потребителям «счастливых» яиц, и что это «шейминг». Они превращают принцип «Ненавидь грех, люби грешника» в «Мы должны любить грех, чтобы любить грешника». Такая позиция абсурдна и очевидным образом поддерживает эксплуатацию животных. Аболиционистки и аболиционисты категорически отказываются от нее.

Рекомендация №8: не предполагайте, что люди глупые.

Многие зоозащитники считают, что широкая общественность не в состоянии понять доводы в пользу веганства, и потому мы не должны продвигать веганство напрямую. Они утверждают, что вместо веганства мы должны говорить о вегетарианстве, Понедельниках Без Мяса, «счастливом» мясе и других продуктах животного происхождения, да и вообще о чем угодно, кроме веганства. Например, Ронни Ли, известный зоозащитник из Великобритании, основавший Фронт Освобождения Животных, утверждает, что «мы должны учитывать ограниченность обычных людей», поскольку они не обладают «интеллектуальными и этическими качествами», которые необходимы для понимания веганства в качестве морального императива. Тони Уордл, сооснователь Viva!, британской зоозащитной организации, которая активно вовлечена в продвижение «счастливой» эксплуатации в Соединенных Штатах, утверждает, что «матери-одиночки» не могут уловить идею веганства в качестве этического принципа.

Это все элитарная чушь и мы с ней не согласны. Люди не глупые. Формально у многих может не быть высшего образования, но это не значит, что они не могут понять, почему веганство является моральным обязательством. На основе своего 35-летнего опыта работы мы считаем, что все и кто угодно могут понять идеи, лежащие в основе веганского аболиционизма.

Мы считаем, что образование всегда должно быть простым и ясным независимо от того, с кем вы разговариваете. Не надо использовать жаргон или усложнять все без надобности. Активизм — это не то же самое, что научные презентации. Если человек хочет обсудить этические вопросы в более философских, юридических или теоретических терминах, мы с удовольствием обсудим. Но в целом наилучшим решением будет оставлять идеи простыми. Здесь нет никакой тайны, нет ничего сложного. Люди способны понять, если мы будем учить их правильно. И если люди нас не понимают, то скорее всего дело в том, что мы недостаточно хорошие учителя!

Рекомендация №9: не реагируйте на провокации, не воспринимайте их в штыки. Отвечайте спокойно.

Да, некоторые люди будут пытаться провоцировать вас, задавать вопросы или отпускать комментарии, которые могут показаться вам обидными или несерьезными. Например, стоит вам быть веганкой или веганом в течение пяти минут, как вы гарантированно услышите вопрос: «А как же растения? Ты их убиваешь, чтобы приготовить салат», или какую-нибудь другую глупость. Мы ни капли не расстраиваемся, когда слышим такие вопросы. Мы расцениваем их как знак того, что человеку больше нечего возразить и он не знает, как ему быть. Люди испытывают дискомфорт и задают глупые вопросы. Таким людям можно все объяснить, но очень важно, чтобы вы не закончили беседу из-за глупого вопроса.

Мы не отрицаем существование людей, которые не настроены участвовать в серьезной дискуссии и задают глупые вопросы, поскольку ошибочно думают, что это смешно, и не знают, что вы уже много раз подобное слышали. Но если они заинтересованы в проблеме и задают такие вопросы, возможно, что донести до них идею легче, чем вам кажется.

Иногда люди отпускают грубые и саркастичные комментарии. Если они действительно грубят, тогда возможно будет лучше закончить диалог. Но зачастую подобные комментарии говорят о том, что человек испытывает дискомфорт и пытается выйти из ситуации таким нелепым и неприемлемым способом. В таких ситуациях (если вы не обиделись и решили продолжить беседу) вам нужно понять, действительно ли человек заинтересован в дискуссии, и если так, то пропустить грубость мимо ушей и начать серьезный разговор. Вы тут же поймете, оказались ли вы правы насчет готовности человека разговаривать серьезно.

Основное правило, которым мы руководствуемся, заключается в том, что если человек будет действительно незаинтересован в том, что мы говорим, то он, как правило, развернется и уйдет. Отвечайте на каждый комментарий и вопрос, даже если он кажется вам резкими, грубым или саркастичным, как на приглашение к дальнейшей дискуссии от человека, которого вы задели (в позитивном смысле). Он заинтересован больше, чем вам кажется.

Помните, что вы обсуждаете с людьми весьма деликатную тему. Если все будет выглядеть так, словно вы говорите свысока, тогда люди будут думать, что вы их поучаете, и не будут вас слушать. Говорите на равных. Постарайтесь вовлечь их в дискуссию.

И что бы вы ни делали, не теряйте самообладания. От этого никогда не бывает много пользы.

Рекомендация №10: изучите основы. Прежде чем стать учительницей, каждая должна стать ученицей.

Многие зоозащитники оказываются так взволнованы Аболиционистским Подходом, что сразу создают сайт или блог, мотивированный правильными чувствами, но не подкрепленный ясными идеями. Прежде чем учить других, изучите основы.

Самая важная идея, которую следует иметь в виду: Аболиционистский Подход является народным движением. Продвижение веганства в качестве фундаментального принципа справедливости не требует крупных и богатых благотворительных организаций или корпоративных «лидеров». Мы можем сделать это сами и должны сделать это, объединившись в народное движение. Все мы должны быть лидерами, занимаясь ясным и недвусмысленным образованием. Мы должны рассказывать о веганстве как о моральном императиве и об отмене эксплуатации животных как о вопросе фундаментального права всех чувствующих существ не быть использованными в качестве вещей.

Но мы все должны уделить необходимое время, чтобы стать эффективными просветителями. Например, если вы хотите рассказывать людям о том, почему продукты животного происхождения не являются необходимыми для здоровья, вам придется разобраться по крайней мере с самыми основными вопросами о том, какие нутриенты содержатся в растительных продуктах.

Если вы хотите быть эффективными активисткам, вам необходимо разобраться по крайней мере с основными вопросами аболиционистской теории.

И хорошей идеей будет разобраться в логике.

Современное «зоозащитное движение»: отказ от веганства.

Авторство: Gary L. Francione, Anna Charlton [Перевод не был проверен и одобрен].
Перевод: Денис Шаманов
Источник: ADVOCATE FOR ANIMALS!: An Abolitionist Vegan Handbook